23:59 

Специальная часть.

Nico_Juice
Ты же проверяешься?
Вряд ли можно было назвать сад Червонной Королевы таким уж интересным. Единственное, что сейчас в нем оставалось необычного — куст с розами, большая часть которых была перекрашена в красный, а остальные так и оставались белыми. Ну и одна роза была покрашена примерно наполовину. Не успели.
Алиса издала что-то вроде унылого «пфф» и опустила взгляд в книгу, которую ей вежливо преподнесли слуги Королевы. Опять без картинок. Какая польза может быть от книг без картинок? Алисе казалось, что совершенно никакой. И уж тем более не было пользы от книг, название которых начиналось со слова «История».
Алиса уныло вздохнула, отбросив бесполезную книжонку в сторону. В саду пусто. Абсолютно пусто. Никого. Даже охрана королевы и та куда-то пропала. Ну неужели их там всех казнить успели?
Жарко. Хорошо еще, что Алиса нашла себе дерево, в тени которого было хоть немного прохладней и не пекло сверху. Хотелось, чтобы объявился хоть кто-нибудь, с кем можно было хотя бы поговорить.
Но на горизонте никто не появлялся, и Алиса только ниже сползла на траву, опираясь спиной о ствол дерева.
Она, кажется, вообще начинала засыпать. Дремать. Медленно закрывались её голубые глаза. Грудь её поднялась и опустилась в очередном глубоком вздохе.
Вроде Страна Чудес, а даже развлечься не получается…
— О, Алиса изволит скучать, — издевательски и вкрадчиво пропело над плечом девушки томным голоском. — Не спи, милая.
Кот, как, впрочем, всегда, появился из ниоткуда рядом с Алисой; он положил голову на ее худое плечико, отчего его длинные волнистые волосы рассыпались по груди девушки, а его теплые руки с длинными острыми когтями мягко обхватили ее руку.
— Такой чудесный день, а ты тратишь его на всякую чушь, — Кот скосил глаза на валяющуюся в траве книгу — лежала та крайне пошло, выставив в безмятежно-голубое небо корешок — и потерся щекой о плечо Алисы. — Что ты хочешь сделать с той розой? — внезапно и резко спросил Чешир и указал, пусть и так некультурно, пальцем на покрашенную наполовину розу.
Как и всегда, он что-то затевал, но что же крылось в голове Чеширского Кота, знал только он сам.
Алиса от неожиданности проснулась на удивление быстро, широко раскрыв глаза и немного испуганно посмотрев на объявившегося рядом Кота. Впрочем, испуг её довольно быстро сменился радостью от присутствия хоть какого-нибудь собеседника, который, конечно, говорил несколько непонятно, но хотя бы говорил.
— В смысле? — чуть сонно спросила Алиса, повернувшись к розе и недоуменно смотря на ту. С чего вдруг такой вопрос задавал Кот? Роза и роза. — Не знаю…
Она осторожно повернулась обратно к Чеширу, смотря на него так, будто хотела что-то спросить, но еще не придумала, что именно. Хотя почему «будто», так, в принципе, и было. От того, что Кот вырвал её из сна, Алиса сейчас очень плохо соображала, да и жара действовала на неё не лучшим образом, путая в голове все мысли, которые и так всегда пребывали в ужасном беспорядке.
— Я бы не спала, да тут совершенно нечего делать, и даже нет интересных книг, — обиженно пробурчала Алиса, подняв руку и осторожно запустив пальцы в черные волосы Чешира. — И даже не с кем поговорить: все чем-то заняты в замке. Просто боятся изжариться на такой жаре вот и не вылезают, я уверена!
— В прямом, милая Алиса, в прямом, — загадочно проговорил Кот и снова потерся щекой о плечо девушки. — Но зато не боишься жары ты…
Его рука, указывавшая на розу, медленно опустилась на бедро Алисы; пальцы медленно собрались в кулак, притянув и легкую ткань подола ее платья.
— Роза покрашена наполовину. С одной стороны она белая, — Кот явно уводил Алису от темы, загонял ее в лабиринт мыслей, попутно поднимая сжатый кулак с подолом выше по бедру девушки, — с другой — красная… Ни та и ни другая. Разве это… хорошо? Нормально? Должно быть так?
Он мягко оторвался от Алисы и пересел, теперь уже оказавшись у ее ног и смотря на ее милое личико.
Глаза у Кота были страшные: непроглядно-черные, с хитрым прищуром и хищным блеском.
— Я бы, — Кот запрокинул голову; черные волны его волос рассыпались по плечам, окружив тонкую белую шею, — …в красный.
Будто очнувшись от испуга, он пригнулся, но ничего не могло его напугать — в саду было тихо.
Да и делал он что-то не подходящее к тем вещам, которые делают при испуге.
Его теплые руки прошлись по бедрам Алисы вверх, поднимая подол платья; острые когти подцепили легкую ткань белья и изящным камерным движением снимая те с девушки и отбрасывая назад, и сам Кот, бросив Алисе одну из своих улыбок, нырнул под подол, принимаясь коротко и дразнящее целовать внутренние стороны ее бедер, которые теперь уже просто тепло обнимал и поглаживал.
— Нет, она не должна быть красной, она так умрет от краски, а это неправильно, — уверенно произнесла Алиса, чуть нахмурившись, но затем испуганно вздрогнув и мигом растеряв свою уверенность. Едва ли, попав под гипноз мягкого тона, девушка сообразила, что Кот творит, но уж то, что она лишилась белья — понятно было сразу. — А-эй!
— Значит, ты потом меня поймешь, — тихо проговорил Кот, уже поднявшись по бедру до самого его верха и отставив на минутку поцелуи. — Попозже…
Он снова улыбался, но того не видела Алиса, хоть она и могла догадаться, что Кот не стал бы держать в такой момент на лице кислую мину.
Щеки Алисы возмущенно вспыхнули, почти что приблизившись по цвету к той половине розы, которая так нравилась Чеширу. Такой загадочной активности от Кота Алиса никак не ожидала и хотела было снова громко возмутиться, но только тяжело выдохнула с голосом и чуть запрокинула голову, отчего светлые пряди челки закрыли и небесно-голубые глаза, и милый румянец на щеках.
Что этот Кот себе вообще позволяет?! Чертов… Хотела она это сказать вслух, но опять же получилось только протяжное и жалобное «ммм».
Она раскраснелась еще пуще, опустив руки и пытаясь как-нибудь одернуть подол платья, но вот наличие под ним Кота очень мешало.
— Чешир, ч-что ты… э-эй, — кое-как протянула она, опустив голову и пытаясь взглядом зацепиться за что-нибудь кроме Кота.
Его теплые руки снова мягко прошлись по бедрам Алисы, спуская с нее чулки: не то чтобы они мешали Чеширу, но неприятно попадались под пальцы, когда ему хотелось, чтобы все прошло гладко.
Алиса скучала, а Кот принимал странные меры против ее скуки. В странной стране — даже это слово само по себе странное, нет? — странные существа, странный Кот в странный день…
Кот только покачал головой, продолжая.
Алиса не особо поняла, о чем он говорил, да как бы и не думала об этом, больше задаваясь вопросами о поведении Кота, который обычно предпочитал вообще ничего и никого не трогать. Да и не давался в руки. А тут внезапно полез, да еще и к таким частям тела, о которых в приличном обществе вообще говорить не принято!
Алиса чуть нагнулась к Коту, но затем снова резко выпрямилась, ударившись спиной о дерево и тихо застонав.
Нет, раньше с ней такого не случалось ни разу и ощущения были впервые. Странно это все. Куда более странно, чем то, что тут обычно происходило.
Алиса закрыла глаза, застонав уже громче и чуть дернувшись, закусив губу. Она не знала совершенно, куда деть свои руки, поэтому быстро опустила их, дрожащими пальчиками царапая мягкую землю.
Алиса снова чуть вздрогнула, жарко вздохнув, сжала бедрами плечи Кота, не думая даже, не сделала ли она это слишком сильно и не больно ли ему. В конце концов, Алиса довольно слабая и вряд ли могла что-нибудь там сломать, пусть даже и бедрами.
— Мы с тобой знакомы уже достаточно давно, — прозвучал в тишине голос Кота, хоть он и не говорил, на самом деле, потому что был занят делами поважнее, — и всё это время я пытаюсь привить тебе эту чертову теорию о красных и белых розах. Когда же ты меня поймешь?
Теперь уже его руки держали бедра Алисы, придавая и без того пикантной ситуации еще большую остроту.
— Или мне сказать прямо, Кион? — до того живая тишина сада обратилась в звенящую и мертвую. — У тебя была возможность уйти, но ты остался. А это обязывает…
Алиса не особо понимала вообще, о чем Кот говорит сейчас, о каких розах, о каких красных и белых. Да и не хотела понимать, потом еще как-нибудь подумает над этим. А может и не подумает, кто знает.
Она только жалобно застонала в ответ, снова прикусив нижнюю губу даже немного до боли. Что же делал Кот, как так они давно знакомы, Алиса появилась-то тут только сегодня, столько всего за один день, что не укладывалось в голове!
Алиса вдруг отчаянно и шумно вздохнула, будто подавившись воздухом и широко раскрыв голубые глаза.
Кион резко сел на кровати, тяжело дыша и смотря прямо перед собой широко раскрытыми глазами на Сайра. Блондина заметно трясло, он, кажется, был даже напуган. Не столько сном, который был странным, сколько гипнотизирующим голосом и словами Сайра, которые сложно было понять.
Он даже не мог ничего сказать, просто сидел и смотрел на него, будто бы ожидая чего-то.
Сайр странно улыбался и стоял рядом с краем кровати, склонившись к Кион и сложив руки на груди. Его длинная челка сбилась вперед и закрывала левую половину его лица.
— Ну? — в какой-то момент выдохнул он и все же сел, опершись руками о кровать и придвигаясь к Кион, чувствуя его дыхание. — Что-нибудь хочешь мне сказать, пока есть возможность?
Он склонил голову к левому плечу.
Сайр действительно странно себя вел, но от него не пахло ни алкоголем, ни дымом; да ничего и не было: всё это исходило лишь от его настроений и того, что он делал, пока Кион спал.
— Я напугал тебя? — только сейчас спросил он — просто только сейчас обратил внимание на то, что Кион трясет. — О, прости, я не хотел… Просто сложно что-то сказать спящему человеку так, чтобы он понял, и не напугать его.
Говорил это он с улыбкой — оказалось, бездушный Сайр умеет улыбаться нормально, а не только кривыми злыми усмешками; он даже умеет нормально смеяться, а не только ехидно хихикать у кого-то за спиной — договорив, он тихо рассмеялся, не отрывая взгляд блестящих даже в темноте глаз от милого в своем испуге личика Кион.
Кион чуть нахмурился, глядя на Сайра. Он по-прежнему дрожал и тяжело дышал, но уже хотя бы сообразил, что произошло и что тут делает брюнет. Кион уже даже не задавался вопросами вроде «а как он сюда попал?»: бесполезно их задавать даже себе.
— Белая, — вдруг сказал Кион резко накинув на себя одеяло и смотря внимательно на Сайра. — Белая роза.
Он замолчал, только смотря внимательно и будто бы даже немного вызывающе. Знал, что брюнет сейчас все равно исчезнет, оставив после себя ощущение пустоты, усталости и непонимания.
Хотя все еще было страшно, действительно страшно. Он был страшным, этот Сайр; он не был похож на человека — он был будто живое проклятие, но, с другой стороны, Кион чувствовал себя ужасно от ощущения неизвестности и твердой уверенности в том, что Сайр злом всемирным вовсе не был.
И всё равно роза белая.
Веселиться Сайр не перестал, но покачал головой и поднялся с кровати, вздыхая и отворачиваясь от Кион. Не то чтобы его огорчал ответ или он ломал драму, стараясь подействовать на свою жертву; просто именно сегодня, именно в эту ночь, именно сейчас он был в том настроении, чтобы отпустить Кион из клетки своих замыслов.
Но глупая пташка этого не понимала и летела неверным путем, сама не осознавая свою ошибку.
— Жаль, — бросил Сайр прежним тоном. — Хотя, может, мы просто друг друга не поняли.
Вот на этом его благосклонность кончилась.
— …может, и не сильно надо было, — сказал он глухо и тихо. — Спи спокойно.
Не смотря на Кион, он вышел из его комнаты; еще через несколько секунд тихо зазвенели ключи.
На улице залаяла, но тут же заткнулась собака, сойдя на скулеж.

@темы: рассказ

URL
   

Яблочный Сок

главная