Nico_Juice
Ты же проверяешься?
И совсем непонятно, что ему вдруг понадобилось посреди ночи в таком неблагополучном районе. Ах да, Кион гулял. Гулял и загулялся. До полуночи. Но он не жаловался, нет. Накинув на голову капюшон толстовки, он молча шел по направлению к своему дому. Смотрел вниз, стараясь не споткнуться в темноте. В неблагополучном районе, как и ожидалось, не было никаких фонарей. Темно и грязно. И воняет. Обычно Кион до такого не гулял.
— Эй-й, юноша, не подскажете ли мне, который сейчас час?..
Кион чуть нахмурился испуганно, вслушиваясь в пьяные нотки низкого мужского голоса, но не остановился и только прибавил ходу, делая вид, что ничего не расслышал. Нет, он совсем не хотел сталкиваться со всеми этими алкашами и прочим-прочим. Они были неадекватные все. По крайней мере, Кион так думал. Но, судя по звуку шагов, мужчина отставать не собирался.
— Ю-юноша!
Кион вскрикнул от резкой боли в плече, а сразу затем в голове, что довольно-таки больно ударилась о мокрую серую стену. Напавший убрал руку с плеча блондина, сжимая теперь его шею. В свободной руке он уже держал нож. Небольшой совсем, но в данной ситуации размер ножа значения вообще не имел. Кион испуганно расширил глаза, смотря сначала на руку с ножом, а потом на пьяное лицо. Он совсем не понимал, что этому алкашу надо было: с собой у блондина не было ни денег, ни телефона. Вообще ничего ценного. Даже паспорт и тот был дома.
— Что вам надо? — заикаясь, спросил Кион на высоких тонах; он не шевелился то ли от страха, то ли от понимания, что это бесполезно. — У меня нет ничего, отпустите!
Однако отпускать его явно никто не собирался. Нож холодный, но, черт возьми, мерзко-грязный коснулся щеки, порезав ту. Алкаш играл в маньяка, коим в обычной трезвой своей жизни наверняка не являлся. Может, у него даже и семья была. Жена, с которой он поссорился, а теперь решил, что за это ответит именно слабенький Кион.
— Не отпущу, — и ухмыльнулся мерзко. Высокий такой. Широкий в плечах. С щетиной. А за курткой-то наверняка ужасное пивное пузо…
Кион всхлипнул в ожидании, чувствуя, как уже по второй щеке идет не глубокий, но порез.
— О, какое чудное зрелище! Котята, вы не будете против, если я тут постою-понаблюдаю за вашими брачными играми? — раздался из темноты удивительно издевательский сейчас голос Сайра; сам он медленным шагом вышел из тени в сизо-серый луч света, будто бы даже наслаждаясь прогулкой по подворотне и тем, что под ногами хлюпали и чавками лужи, засыпанные разбухшим картоном.
— А ты еще… — резко обернувшись и вообще не ожидав внезапного появления незваного гостя, угрожающе начал мужчина.
— А ты уверен, что имеешь право обращаться ко мне на «ты»? — с опасными нотками парировал Сайр. — Не то чтобы я был таким чудесным спасителем, но ты позарился на мою жертву…
По его губам скользнула хищная ухмылка.
— Да что ты… — снова начал горе-маньяк громче и злее, но явно позабыв про повисшего на его руке Кион.
— Э, не-не-не, на два тона ниже, — опустив на момент взгляд, опять перебил его Сайр, как-то вдруг выудив правую руку из кармана и снова шагнув в тень.
Едва слышно чавкнула лужа, что-то глухо звякнуло, и в луч света, в котором находилась чудная парочка из Кион и алкоголика, вышло дуло пистолета, жестким поцелуем клюнувшее висок нападающего. Сайр оставался в тени.
— Я скажу еще раз, если ты не схватываешь с первого: это моя жертва. И какому-то мерзкому уроду уступать ее я не собираюсь. Мне ведь даже ничего не будет, если я покрашу стену рядом с тобой твоими мертвыми мозгами, — кажется, говоря это, он улыбался.
Кион на данный момент ожидал абсолютно всего, даже собственной смерти. Но вот Сайра он никак не мог ожидать. Брови его жалобно и испуганно дернулись, и в голове мелькнула мысль о том, что он даже и не знает, что хуже: Сайр или этот алкаш-неудачник. Но, кажется, в данной ситуации Сайр был все-таки на его стороне. И защищал. Он его снова защищал. Хватка руки мужчины резко ослабела, он выпустил шею блондина, отчего тот снова смог нормально вздохнуть. Правда, сначала чуть не упал от неожиданности, но удержался, прижавшись к стене спиной.
— Эй-эй, брат, я все понял, уже ухожу, — паникующе проговорил глупый шкаф, начиная спиной вперед отходить подальше, а после быстро развернувшись и уже откровенно убегая. Надеялся, что в спину ему не выстрелят. Кион бы на его месте остался стоять молча, пока пистолет не будет убран.
Блондин повернулся к Сайру, испуганно смотря уже на него. Нужно было что-то сказать, нужно было отблагодарить его как-то. Словами. Просто сказать. Ничего больше. Но…
— Спасибо… — произнес Кион тихо. Тихая благодарность. Чтобы не показывать того, что Сайра он боится еще больше. — Но откуда у тебя?..
Нет, лучше не спрашивать.
Кион поднял руку, стерев рукавом кровь с лица. Или просто размазав ту: он сейчас себя не видел. Блондин отошел от стены на пару шагов и застыл.
— Спасибо, — снова повторил он.
— Всегда бы так, — все еще держа ускользающий в темноту грузный силуэт на мушке, шепнул Сайр и опустил пистолет, подойдя к Кион ближе, снова оказавшись в луче слабого света. — Да не важно.
Он перевел взгляд на лицо блондина, пройдясь холодным, безэмоциональным взглядом по свежим и кровоточащим порезам, не чувствуя болезненной щекотки жалости, но понимая, что ему и правда больно, просто от шока Кион этого не чувствует.
— Пойдем, — тихо произнес он; что-то снова тихо звякнуло, Сайр спрятал руки в карманы. В общем-то, он не знал, что Кион забыл ночью в этом районе вообще и в этой подворотне в частности; в общем-то, ему было плевать на дальнейшие планы блондина и даже на то, что тот мог и не направляться домой: сейчас он уверенно собирался довести свою жертву до дома, не пустив ее больше ни в чьи грязные лапы.
Мягко толкнув Кион в плечо, он быстро побрел прочь, зная, что блондин, как верная собачка, идет следом, слыша его все еще шумное дрожащее дыхание и чавканье луж.
— И вообще: молчи, — прямо-таки оборвав Кион на предыхании, бросил он сквозь зубы.


Несчастная жертва еще долго не могла нормально отойти от произошедшего. Сайр так подобрел. Ну, как подобрел… По крайней мере, его эгоизм на этот раз очень даже помог блондину.
Кион уныло сидел на стуле, смотря в открытый ящик стола и уныло перебирая остатки дневника, иногда соединяя рандомно несколько кусочков вместе и читая получающуюся бессмыслицу, которую он бы даже счел забавной, наверное, если бы не его настроение, которое было… Которого, в принципе, не было вообще.
Теперь ему казалось, что лучше бы Сайр не спасал его тогда, лучше бы он там вообще не появлялся и дал горе-маньяку убить Кион: наверняка смерть получилась бы гораздо быстрее той, которую готовил для своего блондинчика Сайр. А в том, что Сайр готовит ему смерть и смерть мучительную — Кион был уверен.
Он вздохнул, отбросив кусочки обратно в ящик стола и откинувшись на спинку стула, запрокинув светлую свою голову. Нет, нет, не надо бы ему опять думать об этом всем. Он и гулял-то для того, чтобы об этом всем не думать.
А тут так получалось, что гуляние привело его к еще большему количеству мыслей о Сайре. Ну совсем ужасно. Ужасно-ужасно.
К тому же Кион совсем запутался и не знал даже, что сейчас ему ждать от своего маньяка. Или не маньяка. От своего спасителя или убийцы, ой, да черт знает вообще, кто он такой и чего он добивается своими такими действиями.
Кион уныло вздохнул, одним движением загнав ящик обратно в стол и почти что ощущая, как в темноте закрытого ныне ящика будто живые зашуршали обрывки дневника.
Наверное, проблемность дневника — дело приходящее, потому что днем назад и сам Сайр молчал и ждал конца, который мог бы случиться, если бы дневник был у него дома. Но как сладостны и радостны были воспоминания о том, как он сам злился и мстил Кион за его кражу, как своевременны и к месту!..
Нет, определенно, Сайр должен как-то отплатить Кион за то, что, сам того не подозревая, спас своего мучителя от лишних проблем, решить которые ему бы вряд ли удалось.
Он долго думал, как же это сделать, перебрал множество вариантов фраз и встреч, действий и мыслей, остановившись на самом прямолинейном: просто явиться к Кион.
Что Сайр и сделал.
Опершись плечом о стену, он с кислой миной на лице оглядывал лестничную площадку. Абсолютно не умеющий благодарить, он увяз в своих мыслях и понимал, что проблемы одного слова решить куда сложнее, чем проблемы одного человека.
Но… надо?
Сайр неуверенно опустил ладонь на звонок.
Кион заметно вздрогнул от внезапного звонка в дверь. И кому приспичило прийти к нему сейчас? Кому вообще могло прийти в голову зайти к нему? Блондин почему-то даже и не подумал, что это был Сайр. Ну, хотя бы потому, что он обычно не звонил в дверь и не ждал так вежливо.
Поэтому в мыслях он перебрал все варианты, кроме одного, который и был единственно верным. Даже хотел не открывать пару секунд, но передумал, поднимаясь со стула и проходя к двери, так беззаботно и спокойно открывая дверь, даже и не спрашивая, кто там за ней и что ему вдруг надо.
— Ты…
На этот его словарный запас кончился. Кион застыл на месте, держась за открытую дверь и большими от испуга глазами смотря на Сайра. Черт, а если он пришел за дневником? А если он уже знает, что дневник порезан на кусочки?
Он пришел и сейчас сделает что-нибудь плохое, в этом Кион был уверен почти на сто процентов и даже зажмурился, ожидая удара или чего-нибудь в этом роде. И на щеках его, кстати, до сих пор красовались две красные полосы, которые ему было лень даже заклеивать лейкопластырем.
— Я, — уныло и утомленно бросил Сайр, свысока поглядев на развесившегося в двери Кион. — Дневник у тебя?
Не то чтобы он был не уверен в том, где посеял свою драгоценность, но кто знает, что мог сделать с ним блондин; кто вообще знает, что в его голове происходит и как он решил отомстить своему мучителю за пролеживание боков в больнице?
Его взгляд, как никогда прямой и острый, остановился на глазах Кион, в которых отчего-то вообще ничего не было. Может, последствия вчерашнего?
Брезгливо фыркнув, — хотя на самом деле Сайр хотел выразить пофигизм и безразличие, — он нырнул под руку блондина, заходя в квартиру и проходя в комнату Кион, окидывая его стол ищущим взглядом.
Конечно, он чувствовал, какую атмосферу нагнал и что об этом всем думает Кион, который наверняка сейчас начнет истерику.
А Кион еще несколько секунд постоял в ожидании, после чего, не получив по башке, робко прошел вслед за таким наглым Сайром.
Впрочем, Сайр недолго безрезультатно оглядывал стол: не найдя черную книжечку сверху, он открыл ящик стола, обнаружив ее там, но несколько не в том состоянии, какой он ее помнил.
— М, — застыв в удивлении, только и выдал брюнет, — да это гениально...
Он выхватил одну бумажку из кучи, разбирая на ней написанное своей же рукой слово «провал». Да какой же это провал, если это — просто идеальная смерть для проклятого дневника.
— Тащи тарелку, будем призывать Сатану, — странным тоном произнес Сайр, оборачиваясь к Кион.
Тот и правда чуть не упал в обморок сначала от вопроса, а потом от того, что Сайр заглянул в ящик стола, где и лежали обрывки дневника. Но, кажется, он ничуть не разозлился. Даже… наоборот? Кион послушно скользнул в кухню, хватая первую попавшуюся чистую тарелку и возвращаясь, ставя ту на стол.
— Ты не злишься? — тихо и робко спросил Кион, встав рядом с Сайром и смотря на него все так же чуть испуганно. — Я его изрезал…
Ну да, а сам он не заметил, конечно.
— Знаю, что должен, но обстоятельства заставляют меня радоваться тому, что он оказался у тебя и еще и в таком состоянии, — перекладывая все до единой бумажки из ящика в тарелку, тихо произнес Сайр и бросил чуть обеспокоенный взгляд на Кион — тот и правда от своего испуга стал выглядеть не особо хорошо, а еще и эти порезы на щеках…
Кион мотнул головой, затем чуть отвернувшись и тут только подумав, зачем нужна была тарелка. Сайр хотел его сжечь? Свой дневник? Вот так просто? Сжечь все записи о своих жертвах? Хотя, Кион не мог понять его и этот дневник. Может быть, он причинял только неудобства или еще что-нибудь? А разозлился Сайр только потому, что Кион сует свой нос не в свои дела.
И почему Кион тогда об этом не подумал? И лез дальше. Дальше, дальше, еще дальше. Пока снова не получил за своё любопытство.
Хотя это все было слишком быстро; Сайр вернулся к тарелке, вытащил из кармана зажигалку и ловким движением поджег бумажную кучку.
— Дело и правда не в том, что ты там прочитал, — наблюдая за тем, как сгорают в ярко-оранжевом пламени тайны, заговорил Сайр. — Ты не спросил, не попросил, а просто спёр его у меня. А это, оказалось, и было нужно…
Он будто бы уснул: взгляд его застыл на полыхающей бумаге.
— Прости, — тихо произнес Кион, смотря тоже на сгорающие остатки дневника. — Я больше не буду лезть… не в свое дело… постараюсь.
Он чуть дернул плечом, затем переведя взгляд с огня на Сайра, такого непривычно-спокойного. Блондину хотелось спросить, что случилось и как помогло то, что Кион взял дневник. Но с другой стороны, он прекрасно понимал, что брюнет все равно не ответит на это и спрашивать его бесполезно.
Сколько всего он хранил в секрете. Это пугало.
— Ты пришел убедиться, что он у меня и только, да? — спросил вдруг Кион. Вопрос был скорее не об этом, а о том, уйдет ли Сайр сразу после того, как бумага догорит или останется еще для чего-нибудь. Но напрямую Кион спрашивать, опять же, боялся. Только надеялся на понимание. Ну или хотя бы просто на ответ.
Сайр только вяло кивнул, не отвлекаясь от созерцания того, как сгорают все его до того бережно хранимые секреты. Наверное, не стоило вообще заводить этот дневник: в нем были только проблемы, причем, для всех, кто брал его в руки.
И это было поистине адским везением, что вчера дневник был здесь.
Когда же бумага догорела, оставив после себя только горку серого пепла, Сайр обернулся к Кион, — даже получив наиболее приятный ответ, тот все еще держал маску животного страха, — подошел к нему, поднял холодные руки до его лица, опустив ладони на его горящие щеки, заглянул в глаза и клюнул коротким поцелуем его губы, после как-то вдруг убравшись, пользуясь непроходящим оцепенением своей милой жертвы.
Кион и правда совсем застыл на месте, не понимая, что вообще только что произошло. Это было что-то вроде благодарности за то, что блондин так просто утащил его дневник? Да еще и порезал. Сайр должен был злиться, избить снова или что-то такое. А он просто поцеловал Кион и ушел.
И ничего не сказал. Совсем ничего. Почему?
Кион мотнул головой, рванув к двери, все еще открытой, надеясь. Но Сайра уже не было. И был ли он тут вообще?

@темы: Рассказ