18:39 

Часть 18

Nico_Juice
Ты же проверяешься?
- Я знаю, о чем ты думаешь, - тихо произнес Сайр, кончиками пальцев коснувшись волос Кион. Они лежали рядом без движения, один от страха, другой от чувства спокойствия и бесконечности внутри грудной клетки. Заместо тех органов, которые должны были быть. – Я, наверное, удивлю тебя новостью. Ты все еще жив. И, нет, мне не хочется тебя бить, пожалуйста, прекрати бояться…
Кион молчал в ответ. Глаза его были закрыты, но не с тем типичным для страха напрягом, а беспечно, будто бы он спал или был мертв. Он не спал.
Сайр чуть улыбнулся, его совсем не злила такая пассивность Кион. Брюнет, кажется, просто плыл по каким-то своим волнам, а окружение его совсем не волновало, нужно было для декорации, не более.
- Я бы задал тебе пару вопросов, но знаю, что ты не ответишь. Придется говорить за двоих сегодня, - прошептал Сайр, прижимаясь губами к холодному лбу Кион и тут же отдаляясь, переводя задумчиво-мечтательный взгляд в потолок. – Знаешь, когда я был совсем мелким, жить было гораздо легче. У меня был кот, такой пушистый и белый. Домашний совсем, с ошейником. У него собачий ошейник был, они немного тяжелее, но это не страшно. Я не помню, почему собачий, но отчетливо помню, что в нем было пять стандартных дырочек и одна лишняя, потому что он был больше, чем нужно. Я учился в обычной небольшой школе, как все примерные детки, читал книжки, любил биологию, сидел на первой парте. В четырнадцать меня перевели в лицей. Мать думала, что раз в школе я друзей не нашел – может, попробовать тут. До неё никогда не доходило, что мне хватало кота, к тому времени уже старого. Я просто обнимал кота, если что-то шло не так. Одиночество никогда не мучило меня. Но кот все-таки был старый и, вскоре после того, как мне исполнилось шестнадцать лет – он умер. Меня это опечалило, наверное, чуть больше, чем исчезновение моего папаши. Хотя бы потому, что отец у меня был мудак и терять его было не жалко. Да и я был мелким, не особо даже помню его.
Сайр ухмыльнулся, морщинка на его левой щеке чуть углубилась, а потом снова сгладилась. Он перевел взгляд снова на Кион, тот по прежнему не шевелился и не открывал глаза.
- Ну мог бы и сказать что-нибудь из вежливости, - равнодушно-тепло заметил Сайр, прищурив один глаз. – Хотя я тоже не сильно вежливый, вспорол тебе брюхо. Я бы даже извинился, но ты претворяешься трупом, а перед мертвыми я обычно не извиняюсь. Им все равно уже ничего не изменить.
Кион открыл глаза, смотря на лицо Сайра с, все-таки, интересом. Боязливым интересом. Но интересом. Он, наверное, даже ждал продолжения рассказа, надеясь уловить там, почему Сайр сейчас… такой. И никак не мог понять, что убило его психику. А может, просто плохо слушал. А может, просто Сайр не рассказал.
- Даже если бы была причина моему поведению, Кион, я бы о ней не говорил, - уловив взгляд Кион, пожал плечами Сайр, затем снова тепло улыбнувшись. – Но я и сам толком не понимаю, почему я иногда веду себя так. Да и как так? Не знаю, что не так. Мне кажется, любой на моем месте поступал бы так же. Ну не суть. Ты даже не спросишь меня, как я оказался в твоей постели?
- Я уже привык, - тихо ответил Кион, опустив взгляд, а потом снова подняв его на брюнета. – К таким твоим появлениям.
Сайр ухмыльнулся. Блондин вытащил руку из-под подушки, указательным пальцем коснувшись снова образовавшейся морщинки на щеке своего человека. Поднял палец выше. Между бровей у Сайра залегли две глубокие морщины, так легко ощущаемые под пальцами.
- Знаешь, я очень люблю кошек. Да и собак. И вообще животных, - заметил вдруг Сайр и закрыл глаза.
- Почему ты такой странный? – спросил Кион, чуть подвинувшись и прижавшись к груди Сайра. – Почему ты пытаешься меня убить, пропадаешь, а потом как ни в чем не бывало лежишь на моей кровати? Будто все так и должно быть. Но разве это правильно?
Сайр улыбнулся, прозрачно и беззвучно. Его глупенький Кион снова задавал глупенькие вопросы. Если бы он только мог проследить связи, то ответил бы сам на все свои вопросы одним словом. Но он не мог, он не понимал. Нужно было все разъяснять. Сегодня Сайр был готов отвечать ему на некоторые вопросы, и вот этот вопрос вреда нисколько не приносил.
- Мои действия – твои настроения, - равнодушно ответил брюнет спустя непродолжительное молчание. – А твои настроения – мои действия. Эдакий замкнутый круг. Не понимаешь, вижу. Ну поймешь еще. Обещаю.
Кион и правда совсем ничего не понимал, что было, в принципе, ожидаемо. Сайр всегда говорил так, что и отвечал на вопросы, но отвечал так, что только больше путал.
- Ты не человек, ведь так? – спросил Кион. Зрачки его расширились от резко потухшей лампы, которая стояла недалеко от кровати. Отключилось электричество, резко затихло все. Абсолютная тишина и абсолютная темнота, только блеснувшие черной водой глаза, после снова потухшие.
- Я такой же, как и ты. Мы ничем не отличаемся, котенок. Разве что только я знаю немного больше, чем ты, - терпеливо ответил Сайр, щурясь. – Свет погас. У тебя есть свечи?
Кион кивнул, осторожно встав с кровати и медленно шагая в этой непроглядной тьме. Касался тонкими ручками стен, чтоб никуда не врезаться. Свечи. На кухне. В верхнем ящике.
Свечи почему-то всегда были теплыми. Или казались теплыми. Положи их Кион в холодильник – они все равно бы мягко и нежно грели его руки.
Свеча была поставлена на стол, в прозрачный стакан, откуда предварительно были выброшены все карандаши и ручки. Чуть подрагивало пламя, немного разрывая темноту вокруг. Кион снова лежал рядом с Сайром.
- Разве ты не мог без свечей? Ты же любишь темноту, - с тихим удивлением заметил Кион, повернувшись спиной к Сайру и смотря на свечу. Брюнет лишь спокойно обнял его со спины, закрыв глаза.
- Ненавижу. Я ненавижу темноту. И я люблю свечи. Они греют.

Они лежали так, два едва живых тела, прижавшись друг к другу, смотря на свечу, медленно сгорающую и убивающую саму себя своим же пламенем. Кион начал было даже засыпать снова, не видя, как медленно меняется лицо Сайра, тускнеет и замерзает его взгляд. Были ли у Сайра помутнения рассудка? Вряд ли. Он просто был такой. И с этим уже ничего не поделаешь.
- Не спи. Давай поиграем с тобой, - не показывая лица и не смотря на Кион, Сайр поднялся с кровати, пройдя к столу и вытащив свечу, лизнувшую его по ладони огнем, из стакана, затем вместе с ней возвращаясь к Кион, который пока что не понимал, что вообще происходит. Сонным людям едва ли может быть страшно.
Отблески от свечи мягко шевелились на лице Сайра, который, на секунду остановившись, перекинул ногу через Кион и сел тому на живот. Блондинчику было довольно больно от того, что на его недавно закрывшейся ране сидят, но он молчал, следя за своим маньяком, который пока что просто сидел на Кион, продолжая держать свечу в руках.
Сайр опустил взгляд на обнаженную грудь Кион, поднеся к ней свечу и чуть наклонив ту. Зашипел воск, тая. Сорвалась едва заметная капля, все с тем же шипением упав на грудь блондину. Он чуть поморщился и повернул голову в сторону.
- Не больно? – тихо спросил Сайр, свободной рукой касаясь подбородка Кион и поворачивая его лицо снова к себе.
- Не особо, - хрипло ответил тот. Он, кажется, начинал осознавать, что настроение Сайра снова резко изменилось и было теперь ничуть не спокойным и ничуть не мягким. И даже не игривым, нет. Но Кион старался об этом не думать. Сделать он все равно ничего не смог бы. Такие вот дела творились. Он подчинялся, а Сайр снова застыл, будто грузясь и раздумывая над своими желаниями. Впрочем, почему «будто»? Все действительно было так.
- Кион, ты ведь любишь меня, так? – улыбаясь, спросил Сайр. Ответа не было. Да и не нужен был ответ, в конце концов, это было очевидно. Даже, наверное, слишком очевидно, чтобы спрашивать.
Сайр отпустил подбородок Кион, проведя пальцами по его щеке и остановив руку возле его левого глаза. Указательный его палец поднялся до верхнего века, а средний лежал на нижнем. Сайр резко раздвинул пальцы, не давая Кион ни моргнуть, ни прищуриться. На этом моменте блондин уже и правда испугался.
А Сайр, как ни в чем не бывало, поднес руку со свечой к лицу своей собачки, страшно улыбаясь и медленно наклоняя огонек. Снова зашипел воск, Кион перестал дышать, снова затихло все.
Будто в замедленной съемке сорвалась капля. Сайр был точен, никакой ошибки, она летела точно в зрачок.
Короткий вскрик.

Кион резко вскочил на кровати. Задыхаясь, держа руки у левого глаза. Свистящий вдох, шумный длинный выдох, короткий всхлип, всхрип, застывшее изображение, боль, фантомная боль. Исчезнувший образ Сайра, потухшая свеча. На столе. В стакане. Включенная лампа, тонкая нить дыма.
Медленно Кион отвел руки от глаза, повернувшись к лампе. Оба глаза видели так же, как и прежде. Все было в порядке, проходила боль от несуществующей капли воска.
Снова.
Сон.

@музыка: Halou - La Mer

@темы: рассказ

URL
   

Яблочный Сок

главная