• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:02 

Ты же проверяешься?
Я имею право начать грубо. Я имею права начать с предложения "Все это дерьмо началось с...". Но я не буду. Это странная история, такая непохожая на реальную, но одновременно с тем... То, что происходило со мной. Происходит. И будет происходить. То, чем я жил, живу и буду жить, хоть то и было не так уж и долго.

Я пишу все это, едва поднявшись с больничной койки, едва зашедший домой. Умм, сестра негодует. Говорит, что для начала мне строило бы раздеться. О, нет, увольте. Я хочу насладиться одеждой наконец.

Пойду курицы возьму.

Я не буду выкладывать всю эту историю сразу. По мелким кусочкам, хорошо? Просто за раз из меня не выльется столько словесного поноса.

Ох, ненавижу свою жизнь!
Я закончил школу только-только. Возвращался с подработок (никак не хватает на институт, может кто поможет?). Потом помню только большое черное пятно, которое растеклось по мозгам. Помню, я подумал еще, что упал, ударился. Аха, если бы. Ахаха. Господи, мне даже стыдно рассказывать дальше! Стоп. Этот дневник никто не читает. Он мой, мой личный. Значит, я могу. Могу.

Я очнулся со скотчем на губах, руки и ноги мои были связаны. Наверное, люди, что более гордые, сказали бы тут, что ничуть не испугались и трезво расценили ситуацию. Это вранье! Я паниковал, как последний трус, пытался ползти к двери. Не было бы скотча - я визжал бы как свинья, умолял о помощи и рыдал. Хотя, в общем-то, ничего тогда еще не случилось. Это могло быть злой и глупой шуткой моих друзей. Я, в общем-то, подумал об этом в один момент.

И тут появилось Оно! Оно самое!! Его фотография висела бы на книге про психические расстройства. Может я и преувеличиваю, но мне так казалось тогда. И все еще кажется. Он приказал мне сидеть тихо - ожидаемо, я послушался - содрал скотч. Он трепался много, любитель поговорить. Самое яркое, что запомнил я из его речи, так это то, что он решил сделать меня своей собакой, насиловать, расчленять, унижать. Да-да. Именно так. Он притащил мне ошейник, приказал одеться.

Извращенец!!!

Но он показывал мне нож. Что я мог сделать с этим? Да ничерта. Хозяин и собака. Такое обращение. Соу фани, из ит? Офкоуз!
Мне показалось, что убьет он меня прямо на том месте. Я рыдал бы как девчонка, если бы не давило на мозг снотворное. Орал бы. ААААА!!! Наплевав на его приказы.

Я плохо помню тот день. И одновременно очень хорошо. Он важен. Мой личный маньяк представился Райсом. Я подумал бы про рис, будь там другая ситуация... Аха. Он притащил мне миску и подстилку. Наверное, чтобы окончательно убить меня морально, не знаю. А после он оставил меня. Да-да. Именно так. Он ушел!

Ах, да. Забыл сказать еще вот что. Находился я в абсолютно пустой комнате.

Но вернулся, конечно. С какой-то кашей (сейчас-то я могу сказать, что это была абсолютная мерзость). Честно говоря, меня сильно тошнило и есть я совсем не хотел. Но маньяк такой маньяк. Он даже кормил меня насильно этой гребаной кашей. Не знаю, было ли то милосердием или издевательством. Я помню, что не мог заснуть из-за нервов. Он предложил снотворное. Я согласился. На этом-то первый день и закончился. Я отрубился и трупом огурца лежал на своей подстилке.
С этого вот начались наши отношения.


Мм. Вкусная курица зато. и ТЕПЛО наконец. Что бы еще вякнуть такого? Я НЕ ЛЮБЛЮ КАШИ!!! Ахах. Мне кажется, я смазал конец рассказа, глупая бездарность. Но я хочу отоспаться. Отдохнуть. Мммммм.... Я не знаю, что я еще хочу. Продолжим позже!

@музыка: MC Zali - Делай оп

@темы: Знакомство, каша, отношения, Райс

18:14 

День два

Ты же проверяешься?
Едва ли новый день принес мне чего-то нового. Всё было по-прежнему, неизменная пустая комната, неизменный маньяк. Я тогда очень часто повторял после мыслей о нем фразу "черт его дери!", но сейчас, пожалуй, не буду, потому что он сам кого хочешь драть будет, что уж тут поделать.

Начался день не особо хорошо: я долбанулся головой о батарею, чуть не проломив хрупкую свою черепушку. Впрочем, преувеличиваю, конечно. А всё из-за того, что приперся Райс со своими нежными-ласковыми интонациями. Напугал очень. И сразу опять все эти непонятные для меня сюси-пуси. Я тогда задавался одним и тем же вопросом "когда же начнет бить?". О, знал бы, лучше бы не задавался и вообще получал удовольствие от сложившейся ситуации.

Ситуации!

После кормежки, этот изврат повел меня в ванную. Нет, несмотря на все мои догадки, он повел меня просто в ванную. Просто мыться. Без всякого. Хотя, мне кажется, он мог бы меня и в ванной и на унитазе и вообще где угодно трахнуть. И грохнуть. И трахнуть и грохнуть. А может даже и наоборот. Хотя, конечно, рано я тогда расслабился в горячей воде. Мне, по правде говоря, очень хотелось спать. Из-за нервотрепки и прочего, но виду я старался не подавать. Хотя Райс, о, всё же легко распознал мою сонливость и тут же, впрочем не совсем тут же, решил ей воспользоваться.

Многим бы... Понравилось это. Более того, многие мечтают о том, чтобы им кто-нибудь ТАК доставлял удовольствие. ТАКОЕ удовольствие. А мне же было мерзко ощущать и внезапный поцелуй на губах и все эти прикосновения. Я честно не понимаю, что приятного в том, чтобы взять чей-то (господи, надеюсь, что меня сейчас никто не читает) член в рот и насильно! делать минет. Разве это не унизительно? Или мир вдруг повернулся так круто, что я безнадежно отстал от жизни? Может, это я маньяк, а не он. Кто знает.

Нет, я не буду скрывать того, что, черт подери, трахается эта сволочь бесподобно. Но одно дело, когда нравится телу, другое дело, когда насильно, буквально убивая что-то внутри, втаптывая в грязь. Вот честное слово, начинаешь чувствовать себя полным дерьмом, когда вокруг вся эта гнетущая атмосфера, а у тебя встало. На маньяка. На убийцу. Фу.

Закончилось всё тем, что я, обидевшись на всё вокруг, просто задрых, пытаясь забыть о том, что произошло. Ага, как же. Забудешь тут, когда каждое появление Райса грозит новым таким случаем. Но, тогда я еще не так боялся его, как буду бояться после. После...

@музыка: Danzel - Baby Right Now

@темы: Райс, минет, настроение, отвращение

21:50 

Ты же проверяешься?
Мне кажется, что, если я подумаю о Райсе, у меня встанет. Блять. :cens:

@музыка: Florence + The Machine - Rabbit Heart (Raise It Up) (Jamie T's Lionheart Remix)

@настроение: хотения

@темы: странности

00:28 

Ты же проверяешься?
Я не могу уснуть. Как последний идиот сижу над этим гребаным дневником, слушаю что-то слезливое-сопливое, как влюбленная тупая овца. Кстати, такие постоянно находились в больнице. А меня бесит. Люто бесят их громадные ненатуральные сиськи (или же наоборот - плоские абсолютно, но самолюбия побольше, чем у первых). Их эти взгляды, сюсюканье. О, да. Конечно. Всем хочется иметь одноглазого драматичного парня, чтобы всем хвастаться. Чтоб вас всех так глаза лишили, как меня... Как же задрало. Почему-то, пока я был здоров и с двумя глазами, только один человек заинтересовался во мне. Да и тот... Впрочем, как я лишился глаза, расскажу позже. Далеко до этого еще.

Я смутно помню, что было в третий день. Но эта скотина все-таки трахнула меня. Хорошо хоть, что немного человеческого в нем есть, кончил не внутрь. Хотя я и так готов был себя убить ко всем чертям. Ах, он обещал не заходить. Сказал, что зайдет-проведует только. Проведал.

Не осталось во мне тогда никакой гордости. Как последняя дешевая шлюха. Меня все еще бесит это. Был бы я девушкой, орал бы про то, что девственности лишил. Но я все же не девушка. А жаль. Был бы я девушкой, может, он не заинтересовался бы мной и я бы жил НОРМАЛЬНОЙ жизнью.

Ну вот. Вспомнил. Пойду в ванную. Райс, спокойной ночи и чтоб тебе икалось.

@темы: Воспоминания, меланхолия

16:15 

Ты же проверяешься?
Ненавижу тебя. Попользовался мной и бросил. Бросил теперь точно навсегда.
Чтоб ты в Рай попал, сука.

@настроение: Дерьмо

@темы: Райс, новости

01:10 

Часть 1

Ты же проверяешься?
Лямур, суки! Я продолжаю дышать вам в спину и мрачным голосом рассказывать свою печальную историю, которая в памяти моей уже начинает медленно мутнеть и переходить в разряд "это просто нужно забыть". Может, защитная реакция на что-то, я не знаю.
Я ною. Я только ною в этом гребаном дневнике. Я нытик и тряпка, почему так вдруг? Ну да и ладно, этого никто не станет читать, конечно. Мм... Что я могу сказать? Мне не нужно ничего говорить. Может мне написать рассказ? Да, небольшой такой. Просто чисто из интереса, вдруг у меня что-нибудь выдет. Для того, чтобы его написать, мне нужны персонажи, так? Так. Пусть один будет блондином, у него большие светло-карие глаза. Милое лицо. Курносый нос, пусть так. Пусть его зовут... Хм. Пусть его зовут Кион! И еще один. Пусть его зовут... Сайр. Да, именно так. Кион и Сайр. Сайр брюнет, вернее, у него темно-коричневые волосы, у него черные глаза, он нагло ухмыляется. Он довольно хрупкий, но сильный, так. У него есть одна тайна, о которой никто ничего не знает, конечно же. Это канонично. Это обязано быть. Может он демон, может... ангел? А может сам Дьявол или Бог! А может просто человек, которому на всё плевать. Или наоборот. О, сколько вариантов. Гадать вам. Мне без разницы.


***
Кион тихо вздохнул, поводя плечами и бегло оглядываясь по сторонам. Он потерялся, то было совершенно точно. Он далеко уже ушел от дома друзей и ныне стоял возле какой-то остановки. На остановке. Серую и грязную её освещал бесполезный оранжевый покосившийся фонарь. Висели на тонких стенах гниющие и растворяющиеся в тишине объявления. Ранее они были яркие, разных цветов. Ныне же сливались в однородную серую массу, букв на которой было уже не различить. Старая остановка. Ходят ли по ней еще автобусы?
Парень опустил руку в карман. Карман был дырявым, но деньги падали не на землю, а куда-то внутрь старой серой (сейчас от фонаря она казалась почему-то красной) курточки, отчего их приходилось по пять минут упорно вытаскивать. Впрочем, именно в этот вечер Кион довольно быстро справился с деньгами, вытаскивая те и пересчитывая. Набиралось ровно на один билет. Но вот проблема, Кион уже двадцать стоял на одной и той же остановке, но никакого автобуса не было. А если он вообще не приедет? Хотя нет, обязан приехать. Опавшие и гнившие листья на дороги были совершенно точно утрамбованы колесами. Поздно уже, ходят ли в такое время автобусы?
И вот радость. По прошествию еще минут пяти к старой остановке подвалил (именно подвалил, казалось, что черные колеса его не крутились, а шагали) такой же старый и дряхлый автобус, со второго раза открыв скрипучие двери и мигая лампочкой в ожидании. Он, кажется, был совсем пуст. Может, водитель только. Страшно, по правде говоря, ездить в такое время неизвестно где, неизвестно с кем, на чем и куда.
- Этот номер довезет меня до набережной? - громко спросил Кион, заглядывая в автобус и смотря в сторону водителя. Ответа не было. Минута. Две. Тишина. - Эй?..
- Это единственный автобус, который ходит по этой дороге, - отозвался приятный мужской голос с конца автобуса, заставив Кион обернутся в удивлении. А тут всё же был еще один пассажир. Молодой парень. Лет, наверное, двадцать-двадцать один. Не больше. Из-за того, что он был спрятан за сиденьями и своей книгой, Кион не заметил его. Господи, в какой же глуши оказался мальчик из центра? Дерьмо. - У тебя выбора нет.
Неприятная фраза, Кион заметно поморщился, но в автобус все же зашел, по какой-то странной мысли проходя прямо к ответившему ему парню и садясь рядом, с интересом разглядывая брюнетика, на вид совершенно обычного, но с какой-то изюминкой. В черных глазах, может? Глаза. Черные. Красивые. Прекрасные и глубокие глаза. На откровенное рассматривание парень никак не отреагировал, не отрываясь от своей книги.
- Мм... Что читаешь? - ляпнул Кион, пытаясь подглядеть обложку. Но та была абсолютно пустой. Черной и пустой. - Интересно?
- "Собачье сердце", - коротко ответил незнакомец, перелистнув страницу и по прежнему не обращая взгляда на Кион. Интересно, почему так скрыта была обложка?
- Такое старье, - удивленно вякнул Кион, неуютно поерзав на старом жестком сидении и чуть склонившись в сторону от поворота автобуса (денег с него, кстати, никто так и не взял. Водитель вообще был невидим и неслышим).
- Классика, - поправил незнакомец спокойно, снова перелистнув страницу. Кажется, его совсем не раздражало такое любопытство юного попутчика и такие его глупые восклицания. - А что читаешь ты?
- В последнее время только сообщения, - честно признался Кион, даже начиная стыдиться от такой своей незаинтересованности литературой. Он замолчал, незнакомец тоже, углубившись в книгу, но, кажется, слушая тишину, ожидая продолжения разговора. - Как тебя зовут?
- Сайр, - безэмоционально ответил парень, закрыв книгу и положив ту на худые свои колени. Взгляд его, такой манящий, обратился к Кион. Уже с интересом. - Тебе что, нравятся знакомства на скорую руку?
- Не очень. Обычно нет, но в такой ситуации, да, - запутавшись немного, ответил Кион, опустив взгляд вниз и незаметно поправляя куртку. Моргнула вдруг равнодушно-желтая лампа на неоднотонном, грязном потолке, осветив серость того. Автобус остановился, открылись двери, громко и пронзительно заскрипев. Кион не шевелился, только пытаясь выглянуть за окно. Но там была лишь непроглядная темнота, что ничуть не радовала и без того испуганного Кион.
- Набережная, - подсказал Сайр, снова открыв книгу, но не опуская взгляда. Создавалось ощущение, что он подтолкнул Кион, как хозяин ласково подталкивает робкого щенка на первую прогулку по улице. - Еще увидимся. Кион.
Кион чуть удивленно вздернул брови, не понимая такой вдруг фразы. Но он покорно встал с сидения, проходя по автобусу, неожиданно длинному, и выходя, оборачиваясь. Сверкнули фары, ослепив на секунду. Когда зрение вернулось к Кион, автобуса уже не было. Через пару секунд до парня дошло, что имени он своего не говорил. Стало страшно. Совсем страшно. Но зато остановка была действительно его. Его набережная. Его дом, вот он. Приветственно окрашивает улицу теплыми цветами из окон.
Кион, поглядев еще пару мгновений на пустую дорогу, прошел в дом, поднимаясь по узкой лестнице и заходя в квартиру, привычно не включая света и проходя в свою комнату. Он прошел к окну, зачем-то смотря на улицу. Странный автобус. Странный вечер. Странная фраза, брошенная напоследок тем, про которого Кион знал только... Только имя и название книги осталось от незнакомца в памяти. И черные глаза. Еще увидимся... Что бы это значило? И откуда он вдруг знает имя Кион? Странный парень, странный. Бесконечно странный.
И почему-то казалось, что, попав еще раз в этот автобус, Кион уже не выйдет...
***


Райсу, который хотел, чтобы всё было немножко иначе.

@музыка: Mylene Farmer - Oui mais... Non

@темы: рассказ

02:08 

Ты же проверяешься?
У меня очень болят глаза. Я не буду пока продолжать свой рассказ. Продолжу позже, когда они перестанут болеть, прости.

Говорят, чтобы письма дошли до умершего, их надо положить на могилу или сжечь. Но я не знаю, где твоя могила. Есть ли она вообще? Значит, надо сжечь.

Я закончу рассказ обязательно. Закончив - я старательно перепишу его на чистую бумагу. А потом сожгу.

Все для тебя.

@темы: Райс, обряд

22:15 

Ты же проверяешься?
Рааааааааааайс...

00:38 

Ты же проверяешься?
Я хочу умереть. Снова. Семью, моих милых, родных, близких, начинает раздражать мое поведение. Сестра наорала сегодня из-за того, что я слишком долго сидел в ванной. Просто сидел. А я не виноват... Мне действительно хочется так. Разве сложно простить мне такое? Сложно, наверное.
Заперли в моей комнате. Я снова взаперти, наталкивает на воспоминания. Райс, ну почему ты бросил меня? Почему не добил? Мне было бы легче. Я был бы рад, если бы убил нею именно ты. Наплевать, как... Но только ты. Я не знаю, почему я об этом думаю. Не знаю...

@настроение: Дерьмо

@темы: Райс

20:49 

Ты же проверяешься?
Странно это. Вы знаете, я очень люблю художников. Их замечательные картины. И я постоянно захожу на разные сайты, где обитает данный вид людей. Но это вступление.

Познакомился сегодня с одним человеком. У него замечательная галерея, скажу я вам. Может, у меня паранойя, но мне кажется, что персонажи его рисунков немного похожи на меня. Так, некоторые черты. Я не говорил об этом, конечно. Это было бы пугающе, чую. Стучится вдруг в асю загадочный парень без фотографий (Какие фотографии? Без глаза, с синяками под глазами, куча шрамов) и имени (Мне казалось и кажется всё еще, что Apple_Juice - достаточно для общения) и вдруг! внезапно! заявляет, что "Ой, ваши рисунки так похожи на меня! :О". Нет, это точно ненормально. А человек, кажется, хороший. Не стоит такого пугать. Как словами, так и фотографиями. Может, жизнь наконец-то заново начнется. Я надеюсь.

Но я не хотел бы забывать всего того, что произошло. Да и невозможно это. Воспоминания не неприятны мне, как оказалось. Просто они слишком грустные. Слижком трагичные и сложные для такого простого Яблока, как я. Во мне нет ничего. Не было и нет. И не будет. Я не знаю, что нашел во мне Райс. Почему он говорил, что я интересный и необычный. Вот кто действительно необычный, так это он сам. Был... Сейчас ко мне вдруг начали проявлять интерес представительницы женского пола. Это из-за глаза, наверное. Его отстутсвие привлекает внимание и сразу возводит меня в ранг героя. Я не герой. Он герой. Он переборол себя, я благодарен ему за всё. Хотя иногда я снова начинаю думать о том, что лучше бы он убил меня. Он, а не я сам.

Но я всё же постараюсь начать всё заново. По крайней мере, Яблоко уже нашло себе одного друга :)

@музыка: Elya Chavez - Кукла

@настроение: Какое-то

@темы: знакомства, интересы, художники, Райс, новая жизнь

02:16 

Часть 2

Ты же проверяешься?
Ну вот как так? Как, практически не выходя из квартиры неделю, Кион умудрился простудиться? Мало того, что отвратительное ощущение и желание постоянно чихать и кашлять, так еще и сегодня, когда надо идти по магазинам, чтоб закупиться всякой ненужной херью. Просто отлично. И температура, точно температура, точно высокая. Что же делать? Идти надо, несомненно. Что делать, что делать... Ну, значит, одеваться и тащиться в магазин, какие тут вопросы? Нет, это будет ужасный день наверняка. Еще и этот странный парень крепко засел в голове. Хотя в таком состоянии на него в прямом смысле чихать и кашлять. Сейчас надо думать о другом.
Кион повел плечами, сидя под теплым одеялом и уныло посматривая за окно, серое и слезливое. Дождь. Просто замечательно. И на такси денег нет. Кион смачно шмыгнул носом, вылезая всё же из-под одеяла и морщась от того, что стоял теперь по середине прохладной комнате в одних несчастных трусах. Поизображав порно-актера еще секунд пять, парень все же прошел к шкафу, быстро одевая черные джинсы и мягкую бесконечную кофту, кажется, плюшевую. Приятного светло-бежевого цвета с характерными надписями "Coca-cola" (выиграл однажды, да). Стало заметно теплее, отчего Кион выдохнул, затем снова шмыгнув носом и потянувшись к кошельку на письменном столе, пересчитывая деньги в нем. Что же, хватило бы на одну-две книги и немного оставалось на поесть. Да, отчего-то после встречи в автобусе очень хотелось читать. Просто навязчивая идея. Книжные магазины, библиотеки... Всё это было так редко и необычно. Люди предпочитали ныне электронные носители, забыв о шике запаха страниц и легком их шелесте. Ну как так можно? Хотя и сам такой же. И, да, непременно. Надо взять "Собачье сердце".
Накинув поверх теплой кофты еще и куртку и замотавшись в вязаный шарф, Кион вышел из квартиры, с тихим скрипом закрывая дверь и с легким щелканьем поворачивая ключ дважды. Замечательно. Он дверь закрыл и понял, что забыл зонт. Кион поморщился, принявшись открывать дверь, но та отчего-то не поддавалась. Да, у неё бывали такие вдруг заклины, но не в такой же момент! Это уже издевательство. День точно будет отвратительным, не иначе. Никак иначе.
Ну, что же. Будем надеяться, что дождь сильного вреда не причинит и без того покачнувшемуся здоровью Кион. А то он совсем сляжет, а ведь никто не позаботится, не покормит, лекарств на подносе не подаст. Злые люди. Но уж какие есть, какие есть.
Как только Кион вышел на улицу, он мгновенно захотел зайти обратно и зарыться в одеяло. Но нет, нельзя, что вы. Пробежал до остановки, с унылым почти что воем, заметив внезапное отсутствие крыши. Ну вот и кто догадался убрать с остановки крышу осенью? Глупые люди. Глупые и злые. Промокнув до нитки от долгого ожидания, Кион заскочил в автобус, который таки соизволил приехать, почти что вслух выражаясь некультурными словами и постоянно шипя от недовольство. Даже чихнул на контролера, только после этого отдав деньги за проезд. Ну, хорошо хоть, что в автобусе были свободные места, стоя Кион бы точно умер.
Устроившись поудобней и возрадовавшись теплой батарее у ног, Кион достал из кармана телефон, тут же принимаясь активно что-то тыкать. Увлек его вдруг всплывший тест на IQ, который парень, впрочем, считал глупостью полнейшей, бесполезной к тому же. Но этот был интересным и ярким. Он catches the eyes, так сказать. Хотя Кион сразу же разочаровался, когда после прохождения теста ему вылезло "отправьте СМС на номер...". Вот же. А хотел узнать, насколько глуп. Это печально даже, хотя и не особо важно.
Засидевшись за тестом, Кион чуть было не пропустил нужную ему остановку, но успел все же выскочить, когда двери уже закрывались. Всё еще лил дождь. Серое и безрадостное утро, к тому же, дождливое. Замечательный день для покупок и прогулок на свежем воздухе близ оживленных трасс. Ладно-ладно. Хватит ныть, пора уже выходить из-под крыши остановки. Всего-то дорогу перейти, выживет как-нибудь. Ага. Конечно, позволит ему неудачный день вот просто так переходить дорогу. Упрямые водители минут пять отказывались пропускать несчастного промокшего и продрогшего парнишу перейти дорогу по зебре. Впрочем, и по незебре тоже. Но всё же нашлись добрые люди, которые решили, что всё-таки стоит притормозить, когда дорогу перебегает уже порядком задравшийся от всей водительской доброты парень, наплевав на то. едет кто-нибудь или нет. И, о чудо! Магазин с книгами внезапно был открыт. Как так? Неудачное утро ведь, неудачный день. По всем законам подлости все магазины должны были резко закрывать двери прямо перед носом Кион. Но таки нет. Этого не произошло и магазин был совершенно явно открыт.
Не веря даже своему счастью, Кион заскочил в него, выдыхая и осматриваясь. Огромные полки, пылящиеся книги, которые давно уже берут только самые заядлые консерваторы. У кассы спиной ко всему стоял явно молодой темноволосый парень, читающий какую-то книгу. Впрочем, на него потом нужно будет обратить внимание.
Кион быстро прошел к полкам с классикой, встав на цыпочки и рассматривая наивным и восхищенным взглядом полки. поражаясь толщине и старости книг. Кажется, тут были вообще все книги, которые только могут существовать в мире. Хотя это, конечно же, не так и Кион, просто непривычный к такому великолепию, пьянеет и преувеличивает. Минут через пять воодушевлённого просмотра, Кион таки нашел нужную ему книгу и отправился с ней к кассиру, негромко кашляя, чтоб привлечь к себе внимание. Парень не отреагировал.
- Я тут... "Собачье сердце". Сколько с меня? - неуверенно позвал Кион, пытаясь заглянуть за прилавок. Кассир всё еще не оборачивался, хотя слышно было, как он ухмыльнулся в тишине.
- Вашу душу, пожалуйста, - вежливо ответил парень. От голоса и фразы у Кион сердце екнуло, а мысли запутались в догадках. Сайр обернулся, улыбнувшись. В руках его было всё то же "Собачье сердце" в черной обложке без надписей, интересно, сколько раз он её уже перечитывал? Кион неуверенно и робко улыбнулся в ответ, подняв руку до того места, где должно быть сердце, и сжав тонкими пальчиками ткань куртки.
- Ты напугал меня...
- О, извини. Бери её просто так, за счет заведения. Ба, да ты весь промок. Может налить тебе чаю? - вдруг заботливо (отчего напуганный парень заметно удивился и прижал к себе подарок) предложил Сайр, отложив куда-то свою книгу. Кион кивнул.

@музыка: The Glitch Mob - Beyond Monday

@темы: рассказ

19:49 

Ты же проверяешься?
Подарил маме цвяточек, пытаюсь загладить свою вину за истерики. Пока больше истерик не было, что радует вообще. Цветок в горшке, цветок зацвел.

Сегодня первые читатели предложили мне написать рассказ о лесбиянках. Думаю, идея хорошая, но сначала я закончу этот. Я обязан его закончить.

Хотя я же не девушка, откуда мне знать, что там у них и как? Хотя из этого же вопроса вытекает другой, почему девушки тогда так легко пишут о парнях? Или парни о девушках тоже, а я просто такой правильный?.. Не знаю даже.

@темы: повседневность

22:42 

Ты же проверяешься?
Я очень хочу спать.
Но всем плевать и никто не хочет рассказать мне историю на ночь.

@настроение: Устал

@темы: История на ночь

17:40 

Ты же проверяешься?
Думаю, что заставлю себя сегодня написать еще. Ночью. Сейчас не лезет. Вернее, не вылезает

03:01 

Часть 3

Ты же проверяешься?
Они прошли в какое-то небольшое темное помещение, что-то вроде кладовой, но побольше. Первое, что бросалось в глаза - огромные кучи книг. Не на полках, а прямо на полу. Пыльные, грязные, старые. Некоторые из них будто показывали язык вырванными страницами, игриво вылезающими из-под обложки. Это было что-то вроде мусорки? Не похоже. Посреди всей этой мусорки стоял диван и небольшой столик рядом. Получается, это было что-то вроде комнаты отдыха. Набитой старыми книгами. Неужели
больше некуда девать?
Сайр, успешно и изящно лавируя между качающимися стопками книг, скользнул к дивану, жестом пригласив Кион сесть, а после почти сразу скрылся за еще одной горой книг, чем-то зашумев. Странный парень. Он так спокойно относится к этой свалке из книг? Почему они не разберут её? Ну, или хотя бы не расставят на полки. Так было бы гораздо удобней и это не грозило бы проходящим смертью.
Кион вздохнул, всё же решившись пройти к дивану, перешагнул через гору книг, пробираясь и осторожничая. Он почти добрался до дивана, когда в какой-то глупый момент нечаянно не задел рукой стопку книг, которая начала опасно качаться. Кион застыл, мысленно моля всех известных ему богов о пощаде и прощении. Но нет, с диким грохотом стопка книг обвалилась прямо на парня, который от этого глухо вскрикнул и осел на землю, потирая ушибленную много раз разными книгами несчастную свою горячую голову и думая, не сотряслось ли там чего. На шум тут же выбежал Сайр, охнув виновато и подскочив к Кион, начиная вытаскивать его из-под книг.
- Извини-извини, тут такая свалка из-за того, что книги почти не берут. Сильно ушибся? - заботливо спросил парень, ведя Кион к дивану и усаживая, взволнованно смотря на то, как тот ноет и держит руку у лба. Кион, честно говоря, в тот же момент стало стыдно. Мало того, что он неловкий, так еще и ноет по любому поводу и заставляет окружающих волноваться.
- Н-нет, жить буду, - убрав руку ото лба, ответил Кион, покосившись в сторону. О чае Сайр из-за произошедшего инцидента явно забыл и сидел теперь, держа за руку пострадавшего. - Можешь не сжимать так сильно мою руку, со мной и правда всё в порядке.
Сайр отпустил руку чуть покрасневшего Кион, изучая странным взглядом его лицо, словно бы искал в нем недостатки или какие-то неровности. Или уже нашел и рассматривал теперь их. Кион даже стало немного не по себе от таких взглядов, он снова слегка покраснел. Черт возьми, этот странный брюнет его слишком смущал! Кион поднял взгляд, глаза его испуганно и удивленно расширились. Сайр держал парня за подбородок, мягко и ненавязчиво притягивая к себе. Что?.. Он хочет поближе рассмотреть лоб Кион и проверить его на наличие шишек? Нет, совсем... не... так...
Губы внезапно охватило теплом, глаза Кион стали еще больше от смущения, смотря на подрагивающие ресницы Сайра. Он закрыл глаза и целовал! Вот просто так, ни с того, ни с сего он взял и поцеловал Кион. И, кажется, для него это было совершенно нормально.
- Эй! - Кион вырвался и резко отдалился, смотря на удивленно хлопающего ресницами Сайра. Он еще и удивлялся такой реакции! Черт возьми, да они встречались в своей жизни два раза. Два раза! - Какого хрена ты делаешь, Сайр?!
- Целую, - удивленно ответил парень, склонив голову на бок и продолжая непонятливо хлопать ресницами. - А разве что-то не так?
- Ты еще спрашиваешь! - почти что истерично воскликнул Кион, подняв руку и приложив тыльную сторону ладони к своим губам, словно бы защищая те. - Для тебя нормально целоваться с человеком, которого видишь второй раз в жизни? Более того, с парнем!
- Вполне.
Кион опешил. Теперь уже он непонимающе хлопал ресницами и смотрел в шоке на невозмутимого Сайра. Что же?.. Как же?.. Почему так сбиты его понятия о нормальности? Или что, Кион опять отстал от жизни и сейчас всё это было в порядке вещей? Нет, иначе бы его, без лишней скромности, такого милашку, целовали бы все.
- Более того, - вдруг дополнил Сайр, перебив мысли Кион и подсаживаясь к нему поближе, странно улыбаясь при этом. - Я готов уже на второй встрече предложить человеку секс.
Кион вспыхнул, как вареный рак. Глаза его расширились бы еще, но уже просто некуда было, поэтому Кион только вздрогнул и резко отвернулся, стараясь скрыть дикое свое смущение.
- К тому же! Я был готов предложить тебе секс еще при первой нашей встрече, но, согласись, мягкий диван гораздо лучше, чем мелкое грязное кресло в автобусе, - подсев совсем близко и легким движением уронив Кион на диван, заметил Сайр, ухмыляясь. Он не собирался насиловать, то было понятно, но собирался не оставить Кион выбора. Подонок и хитрец!
- Ты что, знал, что я сюда явлюсь? - прошипел Кион, щурясь одним глазом и следя за руками Сайра, так легко скользившими по бедрам Кион, поднимаясь выше, останавливаясь меж них и прикосновениями изучая член Кион сквозь джинсы.
- Думай, как хочешь, - пожал плечами Сайр, резко расстегнув штаны Кион и импульсивно их стягивая, следуя тонкими пальцами по белью и заходя за него, отчего Кион заерзал и задергался недовольно. Черт возьми, разве так? Разве сейчас? Они чай пить собирались! Чай!
- Эй, не так нагло! - воскликнул Кион, когда рука Сайра дошла уже до головки члена и медленно, словно вырисовывая какой-то узор из вен, шла к основанию. Брюнет лишь пожал плечами, изобразив то ли глухоту, то ли непонимание, и продолжив свои действия. Ему вполне было ясно-понятно по затвердевшему органу Кион, что он чувствует и чем скоро начнет думать. Пункт А - не оставить выбора. Пункт А выполнен на ура. Вряд ли бы Кион сейчас решился идти куда-либо в таком своем состоянии.
Руки Сайра вдруг резко ушли вверх, расстегивая остальную одежду Кион и сбрасывая её, словно бы торопясь. Словно бы Сайр сам не мог уже терпеть долгих этих прелюдий. Но он застыл. Застыл, просто смотря на обнаженное ныне тело Кион, дрожащее и ожидающее дальнейших действий этого насильника-ненасильника. Кион недовольно поерзал, прожигая Сайра недовольным взглядом. Раз уж начал, раз уж зашел так далеко, так зачем теперь тормозил?
А Сайр просто хотел запомнить все эти черты, мельчайшие детали. Они нужны будут ему потом. Потом...
Быстро он скинул с себя одежду, прижимаясь к горячей груди Кион, смотря ему в глаза, разыскивая там разрешение. И нашел. Там было даже не разрешение, а просьба. Правда, немного похожая на недовольный приказ.
Приподняв осторожно нижнюю часть Кион к себе, Сайр подался вперед, входя и облизывая тонкую губу, после снова прижимаясь к зашипевшему от боли Кион и целуя его шею. Больно Кион. Кион сжимался, дергался и шипел как змея. Ну неужели это первый раз? Как-то даже стыдно стало Сайру за то, что лишил Кион... невинности прямо здесь и вот так. Но менять что-либо уже поздно.
Мягко Сайр двигался, целуя тело Кион, проходясь по нему теплыми руками. Вскоре напряжение его прошло, Кион наконец-то расслабился, перестал шипеть и начал даже тихо постанывать в такт, обхватив тонкими ручками шею Сайра. Ему приятно... Конечно. Не больно ведь уже? Уже не упирался, не орал. Вот так бы сразу.
Кион, правда, всё-таки снова сжался, отчего Сайр мягко застонал и толкнулся сильнее, потянув выгнувшего спину Кион на себя, входя как можно глубже и запрокидывая голову и шумно выдыхая. Черт возьми. Да, это приятно!..

Кион быстро одевался, скрывая румянец длинной челкой и стараясь не смотреть на Сайра и вообще делать всё быстро. Господи, ну вот и что это только что было?.. Сайр стоял уже одетый у стены, наблюдая внимательно за сущенным Кион и чуть улыбаясь. Для полноты образа не хватало ему сигаретки во рту, но это глупо - курить, когда вокруг столько книг.
- Увидимся еще, - нагловатым тоном заметил Сайр и склонил голову набок. Кион чуть вздрогнул и засобирался быстрее. Чуть не забыл подаренную ему книгу, но схватил в последний момент и выскочил из странной этой кладовки, направляясь прямиком домой.
Что это было? Вот что это сейчас было?!
- Зато ты согрелся и высох, - миролюбиво заметил Сайр, как только Кион ушел. Вздохнув мечтательно, он снова встал за кассу.

@темы: Рассказ

21:23 

Ты же проверяешься?
Черт возьми, я уже знаю, как он закончится. Такая грустная и замечательная концовка. Я жажду закончить. Но до конца еще далеко и я, наступив себе на шею мамашиным каблуком, буду упорно продолжать и тянуть.
И черт возьми! Я уже придумал кое-что на следующий свой рассказ. РАНО.

@темы: конец

22:30 

Часть 4

Ты же проверяешься?
Долго после этого Кион засиживался за книгой, которая показалась ему немного странной и немного смешной, нелепой. Но всё же книга замечательная и вполне ясно, отчего Сайр так много раз её перечитывал. По крайней мере, Кион казалось, что перечитывал.
Кстати, насчет Сайра. После странного этого случая Кион не видел его уже недели две, всё это время испытывая странное чувство обиды и тревоги. Ему казалось, что Сайр попользовался им, соблазнив, и бросил, как только Кион позволил себя трахнуть. Но ведь не бросал, Кион сам ушел. К тому же, у них еще не было ничего такого, чтобы обижаться. Не было еще отношений и всего этого милого. Черт возьми, что еще за "еще"?.. Не было и не будет, конечно. Как Кион может позволить себе связаться с таким парнем? Кажется, тот одним партнером не ограничивался и имел все, что ему нравилось. Э нет! С таким человеком Кион ни за что не стал бы связываться. Только себе же во вред. Нет-нет-нет, как бы хороши ни были его умения в интимностях, на всё это будет наплевать, если... Черт, Кион, хватит уже думать об этой чертовщине. Тебя же не волнует. Конечно же не волнует. Зачем тогда думать о том, что не волнует? Совсем не волнует.
Зазвонил вдруг телефон, отчего Кион заметно вздрогнул, но потянулся к нему, отвечая на звонок молча и просто слушая, что ему будут говорить. Странный голос, но знакомый, кажется. В тайне Кион уже понадеялся, что это волшебным образом окажется Сайр, но нет, конечно. Кион не оставил Сайру своего номера, даже фамилии, чтобы тот смог найти в справочнике домашний. А звонили на мобильный. В конце концов, голос был совсем не Сайра. Совсем. То был голос совсем не приятный и грубый, в то время, как у Сайра голос приятный, теплый и мягкий. Так, стоп. Тут такие дела, а Кион думает о Сайре. Снова.
А дела вот какие, голос оказался голосом декана факультета. В институте эти две недели (да и ранее) Кион совершенно не появлялся. И вот сейчас, под вечер, зачем-то декан позвонил и зачем-то затребовал немедленного явления Кион к нему. И совсем не в институт. Он требовал объяснений и прихода к нему домой. Что за черт? И даже не дал возразить, отключился.
Итак, вот так. Либо Кион сейчас идет к нему домой объясняться, либо вылетает из института, как пробка из некоторых мест. Из бутылки, то есть. Просто замечательно.
Но делать нечего, Кион быстро встал с кровати, скользнув к шкафу и одеваясь, мельком поглядывая на улицу. Снег. Вдруг. После стольких ливней вдруг крупными хлопьями валил снег, раньше чем надо. Странный день. Странные две недели. Странный мир, странный Сайр. Чертов Сайр! Почему даже одеваясь, даже торопясь, волнуясь за свою учебу, Кион думал о Сайре? Думал-думал-думал. Он всего-лишь раз трахнул его, не более того. Да, это было неплохо. Это было... Не важно! Но дальше одного траха дело не зайдет. Не зайдет, конечно.
Одевшись и выскочив на улицу, Кион попытался было поймать такси, но тщетно. Снова придется идти пешком и мерзнуть. А он недавно только выздоровел. Но шел. По свежему снегу, противно и громко скрипевшему под легкими весенними сапогами, по слякоти в тех местах, где постоянно кто-то проходил и проезжал, по замерзшим лужицам, покрывшимся тонкой-тонкой пленочкой льда. Только Кион любил в переходе из осени в зиму. Именно вот эту пленочку на лужах, которая так легко покрывалась трещинами и с приятным тихим треском рушилась под ногами. Правда, иногда она всё же скрывала под собой такие сюрпризы, как, например, глубокая лужа. В этот раз Кион чудным образом удалось избежать таких вот сюрпризов.
Показался двор нужного Кион дома. Черт знает что, даже фонари все были выбиты! Страшно. И лаяли собаки где-то далеко за гаражами. Кион передернуло от такого милого пейзажа, но он все же зашел во двор, смотря на горящие окна в доме и отыскивая нужное ему на втором этаже. Показалась фигурка декана и тут же скрылась. Он, кажется, суетился, делал что-то. Может даже нервничал. Что это он так? Кроме Кион будет кто-то еще? Кто важный?
О, не думал парень, что так и не сможет он этого узнать.
Подойдя к подъезду, Кион набрал на домофоне цифры нужной ему квартиры и ждал ответа. Кажется, декан вовсе не торопился открывать двери, хотя блондин на него не обижался. Ну, мало ли, в туалет человеку приспичило, с кем не бывает? Хотя нетерпение Кион быстро росло по мере приближения к нему странного звука. Какие-то неясные шорохи, шумное дыхание. Что еще за?..
Громкий лай прямо за спиной, грозный рык. Ударило что-то промеж лопаток, повалило наземь Кион, который даже вскричать от шока не смог. Черт возьми, он мог ожидать чего угодно, даже попытку изнасилования себя, но только не стаю голодных бродячий собак! Прямо под дверью, под дверью!
Резкая боль в области шеи и спины прервала мысли Кион, который все же смог вскрикнуть и потянулся зачем-то вперед рукой, после роняя ту на асфальт. Последнее, что он заметил - это фигура декана в окне, испуганно смотревшая на все происходящее. Были еще несколько фигур в соседних окнах, они стояли с мобильными телефонами, смотрели, снимали, как разрывают дрожащего Кион. Но этих фигур парень уже не видел.
Почему-то жалобный собачий визг, второй такой же. Странное теплое чувство. И темнота.

***

Кион резко открыл глаза, смотря внимательно в потолок и тяжело вздыхая. Он подумал бы, что ему приснилось все это, если бы тугие повязки не душили за горло и не стягивали грудь. Подумал бы, что и эти ощущения ему чудятся, если бы потолок не был идеально белым. Больничный потолок. Кион совершенно точно находился в больнице. И это обстоятельство было ему явно неприятно. Впрочем, сделать что-либо с этим тоже нельзя. Его искусали собаки, кто-то вызвал все же скорую. Его спасли. Интересно, а сорок уколов в живот уже были? Похоже, что нет. Говорят, они просто невероятно болезненны.
Кион вздохнул, опустив взгляд с потолка. И вздох его резко прекратился, будто бы подавившись чем-то. Взгляд блондина внезапно наткнулся на странного вида фигурку в медсестренской одежде. Она была высокой, с черными волосами, которые игривыми волнами ложились на острые плечи, там и обрываясь, будто встречая на пути преграду. О, нет, быть того не может. Кажется, Кион уже сходит с ума, раз видит в медсестре...
Фигурка обернулась, легко улыбнувшись. В тонких изящных руках держала она небольшую доску с бумагами, которые постоянно дополняют этот чудный образ. Но то была вовсе не девушка, как следовало бы ожидать. На Кион, улыбаясь и губами и глазами, смотрел Сайр! Смотрел и улыбался он так живо, что не возникало никаких сомнений. Это действительно был Сайр, не иллюзия, порожденная заскучавшим сознанием. Разве такое возможно? Ладно, хорошо. Можно было предположить, что милый юноша подрабатывал в книжном магазине, а остальной его работой была больница, но... Почему медсестра?!
- Сайр?.. - неуверенно спросил Кион, проверяя все же, не галлюцинация ли его посетила и не эротический ли сон ему приснился. Черноволосый парень даже подивился такому вопросу и, может, чуть обиделся. Он явно считал, что после произошедшего задавать такие вопросы... Впрочем, быстро обида и удивление его ушли, сменившись мыслью о том, что покусанный и недавно очнувшийся Кион просто плохо видит. Но Сайру и в голову не приходило, что Кион удивиться мог женскому его наряду.
- Ну, а кто же еще? - мягко пожал плечами парень, отложив свой блокнот и сев на кровать Кион, улыбаясь. - Не волнуйся, собак отловили, бешенством никто из них не болеет, так что колоть твоё пузико никто не будет.
- Это хорошо конечно... - тихо ответил Кион, проследив за тем, как рука Сайра перешла на живот блондина и лежала теперь там. - Но у меня к тебе два вопроса. Что ты здесь делаешь? И... Почему... ты так одет?..
- Я здесь работаю, потому так и одет, - поправив чепчик, преспокойно ответил Сайр, снова пожав плечами. Кажется, жест такой был его привычкой. Чуть подергивая и пожимая довольно хрупкими плечиками, брюнет словно бы сбрасывал с них какую-то непосильную для него ношу. Жест очаровательный, на самом деле. - А что, тебе не нравится, как я выгляжу?
- Не не нравится, просто... - начал было Кион, но затих от того, что рука Сайра начала движение и ползла с живота ниже. - Эй, ты что опять?.. Я же больной! Ты что, хочешь трахнуть больного человека?
- Да, ты прав, это неправильно, - слегка удивленно ответил Сайр, но руки не убрал, свободную прижав к губам и задумавшись. - Но разве ты не хочешь меня? Смотри, на мне юбочка и чулочки, ну неужели тебе не нравится?
- ... - вырвалось бы у Кион что-то некультурное, но он все же промолчал, прищурив один глаз, а вторым смотря на брюнета. Что за парень! Для него что, совершенно нормальным является то, что отношения развиваются по плану: знакомство, секс, двухнедельная пауза, снова секс при первой же встрече? Ну вот нет хотя бы поговорить сначала! Дак нет же. Про чулочки сказал. Невольно взгляд Кион опустился на ноги "медсестры". Черт. И правда чулки. - Может ты займешься чем-нибудь более полезным? Я только что очнулся, я не знаю, сколько я пробыл в коме, я!..
- Ты проспал одну ночь под снотворным, - преспокойно перебил Сайр, вытянув руку перед собой, осматривая ногти и покачивая одной ногой. - Я, кстати, хочу заметить, что ты очень мило всхрапываешь, когда с бока на бок переворачиваешься...
- Кто вытащил меня? - вдруг спросил Кион, нахмурившись и вспоминая последнее, что он видел из неприятной той сцены. - Отогнал собак.
- Твой декан выбежал, - мгновенно ответил Сайр, даже не задумавшись и продолжая рассматривать свои ногти. Кион нахмурился. Медсестра-брат-папа-мама-племянник лгал. Лгал совершенно точно.
- Ты лжец, я видел, что он стоит у окна и смотрит, - резко отвернувшись, вякнул Кион. - Это ведь ты вытащил меня?
- Если я скажу "да", мы займемся сексом? - скосив взгляд на Кион, спросил Сайр спокойным и ровным голосом. Кион вспыхнул. Брюнет вздохнул расстроенно, но поднялся с кровати, проходя к двери и там слегка оборачиваясь. - Ладно, забей. Я пойду. Отдыхай.
- Подожди, - вдруг вякнул Кион и чуть не хлопнул по губам рукой, только на полпути остановив свое желание. Сайр слегка обернулся, в немом вопросе приподняв тонкую свою бровь. - Я... Я согласен. Хорошо. Давай. Займемся.
- Чем? - сразу же игривым тоном протянул Сайр, обернувшись и сложив руки на груди, поглядывая на Кион из-под длинной челки. - Я тебя не понима-а-аю, чем займемся?
Кион снова вспыхнул, резко отводя взгляд и стыдливо сжимая плечи. Он еще и издевается! Вот нет, чтобы сразу с радостью наброситься на согласившуюся вдруг добычу, нет. Он её пытает. Ну как так можно, а? Фу-фу-фу, Сайр, нехороший Сайр. Однако, уже хотелось самому.
- Сексом, - прошипел Кион сквозь зубы, хмурясь и натягивая одеяло повыше, пытаясь скрыть какой-то девичий свой румянец.
- Извини-извини, чем? Я не расслышал? - корча любопытство переспросил Сайр, приложив к уху руку и снова пожимая чудными своими плечами. - Ты не мог бы повторить еще разок?
- Сексом! - почти что в истерике воскликнул Кион, отбросив одеяло на пол. Тут же Сайр подскочил к нему со странной улыбочкой, хватая импульсивно его щеки и впиваясь в губы жарким поцелуем. Наплевав на то, что был в юбке, парень перекинул ногу через блондина, прижавшись к нему и продолжая страстно целовать. Руки его перешли с щек Кион на его шею, после на грудь, талию и спустились на бедра, стягивая белье без лишних пауз. Сейчас он все делал без прелюдий, кажется. Совсем без них. Ну неужели хочет грубо?
Быстро Сайр вытянул из-под юбки идеально белые трусики (женские, черт подери, на нем даже трусы были женские!), вернее, просто спустил их, оставив висеть на раздвинутых бедрах и прижимаясь снова к Кион. Он наплевал на чепчик, не снимал даже платья, просто задрал его быстро и порывисто, нетерпеливо. Будто бы прошедшие две недели он воздерживался и ждал свою блондинистую прелесть. Рука его прошлась промеж бедер Кион, быстро добравшись до его члена и мягкими, но довольно резкими движениями поводя по нему и массируя. Кион! Опять ты поддался, ну как так можно...
Кион думал, что сейчас его снова поимеют в несчастный узкий задний проход, ан-нет! По-прежнему держа член Кион и направляя тот, Сайр вдруг приподнялся со странной улыбкой, прикусывая поалевшие свои губы. Чуть опустился, жарко выдохнув, вводя член в себя и смотря исключительно вниз, на свою руку. Ввел головку, застыв. У Кион перехватило дыхание, он закрыл глаза и откинулся на подушку, подняв руки до светлых волос. Сайр же продолжал, введя наполовину, убрал руку, ныне уже медленно опуская и отпуская с губ тихий мягкий стон. Он закрыл глаза, щеки его умильно заалели. Казалось, что совсем не этот человек имел наглость две недели назад уложить Кион на лопатки. Но этот был он. Тот же Сайр. Другая его сторона. О, у Сайра много сторон. Так много...
Он застыл, осев полностью и открыв глаза, теперь смотря на лицо Кион и улыбаясь мягко, слушая шумное и тяжелое дыхание раненой своей жертвы. Приподнялся снова, Кион вздохнул шумно, опустился - Кион выдохнул со стоном. Милый мальчик, какой милый мальчик. В любом своем положении милый.
Быстро, но всё с той же осторожностью и заботой, Сайр двигался, приподнимаясь и опускаясь. Шумно дышал, стонал, будто бы не боясь, что в любой момент в палату зайдет кто-то. Будто бы в больнице кроме них вообще никого не было. Черт возьми, этот парень хоть чего-нибудь боится? Кажется, нет. Ничего. Совсем ничего.
Он не боялся громко стонать, привлекать к себе внимания. Не боялся соблазнять на второй же встрече. Не боялся повторять. Не боялся. Не боялся открывать глаза, смотря игриво на Кион, облизывая подсыхающие от жарких стонов и вздохов губы, наклоняться, целовать Кион, державшего руки на его талии, направшявшего и дрожащего от удовольствия. Он, прости Господи, не боялся даже кончить и слегка заляпать свою же белую форму. И заставлял Кион не бояться. Ничего.
И лежал сейчас на его груди, остаточно её целуя её, пробираясь теплом даже сквозь бинты, тяжело дыша и улыбаясь. Так мягко и ободряюще улыбаясь. Кион лежал, закрыв глаза и положив руки на спину Сайра. Он не мог понять такой изменчивости своего неожиданного любовника (наверное, можно его было сейчас так назвать?), но принимал её сейчас и даже радовался.
- А вообще, - вдруг заговорил Сайр, отдышавшись и скатываясь с груди Кион, просто лежа теперь рядом с ним. - Через два дня тебя выпишут...

@темы: рассказ

21:48 

Ты же проверяешься?
Почему Нико не хочет секса? Потому что Нико мастурбирует на свой рассказ.

01:50 

Ты же проверяешься?
«Привет.
Глупое слово, которое я говорю тебе всего лишь второй раз в жизни. Первый был тогда, когда ты лежал связанный и с заклеенным ртом на холодном полу той страшной комнаты с белыми стенами. Помнишь?
Еще бы ты такое забыл. Еще бы я попробовал это забыть. Это невозможно.
Я хотел бы говорить тебе его хотя бы чуть чаще и чтобы оно не было таким болезненным, не вызывало страшных и неприятных воспоминаний, но... Первый раз неприятен, и второй...
Я хотел бы извиниться, прежде всего. Прости, Нико. Пожалуйста, прости. Я столько раз лгал тебе, а ты принимал всё за чистую монету... Наверное, ты спрашиваешь себя сейчас, читая эту строчку, в чем же я солгал тебе.
В том, например, что ты — отнюдь не случайная жертва. Я убедил тебя, как и тринадцать тех до тебя, что это все — просто совпадение. Искра, вспышка, затмение — и вы уже здесь, в этой комнате, холодной, пустой и белой.
Нико, никакого совпадения. Это был расчет. Идеальный расчет.
Так легко пробраться в архив больницы. Даже и не пробраться... Просто берешь и идешь, сделав вид, что потерял свою медкарту. Я долго, очень долго перебирал эти истрепанные тетради, выбирая самые толстые, самые затрепанные; листал их, ломая глаза о едва понятные почерки врачей, ища одно из тех заветных словосочетаний, которые мне были так нужны. Я, чертова бездушная скотина, искал себе такую жертву, которая не создала бы мне проблем, была бы больна и слаба, но не смертельно, чтобы умерла у меня, но от моих рук, а не по воле её хвори. День за днем, полка за полкой, стеллаж за стеллажом... Знаешь, это и правда сложно.
Однако. Тринадцать до тебя и четырнадцатый ты.
Долгая слежка, мучительная. У вас всех такая простая жизнь, и так легко было выгадать момент, но трудно было сопоставить его с внешними условиями: случайные прохожие, камеры, освещение... Даже погода и та играла очень важную роль.
Ты вряд ли помнишь. Но был дождь; холодно.
Но это не так важно.

Зачем? Я не знаю.

Хотел сказать тебе всё это, но не смог. Еще какие-то пять минут назад ты смотрел на меня так чисто и ясно, доверчивый и открытый... даже после того, что я с тобой сделал. Теперь ты лежишь совсем рядом, едва-едва дышишь. Наверное, ты подумал, что умираешь, что вот оно и есть, то самое, о чем я тебе сказал тогда, при нашем знакомстве. Может быть, ты даже благодарил кого-то — вряд ли меня — за то, что умираешь тихо и почти безболезненно, что я не вскрываю тебя по-живому, не режу, не расчленяю, как говорил.
Но вот такое дело...
Ты будешь жить. Не я так решил, честно говоря, а ты.
Они, те тринадцать — совсем другие, хуже тебя. Помнишь, я читал тебе «Мастера и Маргариту»? Там говорилось о том, что собака — слово не оскорбительное, а больше похвала.
Вот. Сам сделаешь вывод?

Я думаю, что ты нескоро найдешь эту записку. Может, и не найдешь её вовсе — она вывалится и пропадет — это плохо, потому что я хотел бы, чтобы ты прочитал её. Только ты и никто другой.
Наверное, ты еще услышишь обо мне. От кого-то чужого.

Забыть ты меня не сможешь, конечно, после всех тех мучений, на которые я тебя обрек. Я не буду ободряюще писать тебе о том, чтобы ты постарался забыть/успокоиться/загладить и все такое; я эгоистично и прямо пишу тебе: помни меня таким, какой я был для тебя. Не ради меня, не ради пресловутых потомков, ради себя. Просто помни и всё, не беги от воспоминаний, как бегу я; так будет легче.

Я напишу тебе неуместную вещь. Необязательную.
Подбери туманный и дождливый день — здесь они такие частые, так что это не составит труда. Оденься теплее, чтобы не простудиться, и выйди на улицу. Каким угодно путем доберись до моста Искусств, но выгадай время так, чтобы был синий вечер и зажглись фонари. Дойди до третьей от Института опоры моста, но, считая, аккуратнее смотри вниз.
Я бы сказал таинственно: «Смотри на Сену вдаль, дыши влажным парижским воздухом и думай, гладь холодный металл парапета...»
Но скажу прямо: опусти взгляд на этот чертов парапет, скользкий, мокрый, отвратительный и рыжий в свете фонаря.
Опусти и смотри, пока не поймешь, зачем я сейчас пишу это тебе, почему я плачу и почему у меня дрожат руки.

Прощай.
Я буду помнить тебя. Тебя, не тринадцать.
Вини меня во всём.

Всегда твой,
Райс.»



Привет.
Я с тобой ни разу не поздоровался за то время, что мы были вместе. Мы были вместе. Странная для нас с тобой фраза, но так и есть. Мы. Не ты и я. Мы. Теперь точно.
Я все сделал, как ты сказал. Может, ты видел. Я сразу нашел. Сразу. Знаешь, после всего того, что ты натворил, там очень много полиции. Они не хотели сначала меня пускать, но я убрал челку с лица. Знаешь, это почему-то всех убеждает. Я могу сказать тебе даже спасибо. Я боялся, что не найду или не пойму того, что ты хотел мне передать, но нашел.
"Te amo, Nico"! Черт возьми, я же не знаю твоего языка, на что ты надеялся? Наверное на то, что я пойму как-то инстинктивно. Хорошо, Райс, я понял. Я понял.
Я люблю тебя, Райс.
Вот такую расчетливую сволочь, садиста, маньяка, убийцу. Помня превосходно все то, что ты сделал. Я ничего не забыл и не забуду. Я буду помнить, из-за чего жизнь моя вся пойдет наперекосяк. А знаешь почему? Потому что я люблю тебя, Райс.
Я подозревал, что ты врешь мне. Но не показывал этого, а потом и вовсе забыл. Я доверял тебе. И когда засыпал в наш с тобой последний день, я совсем уже не боялся. Знаешь, я больше тебя не боюсь.
И я точно знаю, что ты это не прочитаешь никогда.
Ты мертв, а я люблю тебя. Что мне делать, Райс?

20:59 

Ты же проверяешься?
Мать очень ругалась на меня за то, что пришел в два часа ночи. Не обратил внимания. Просидел весь вечер на том мосту, полицейские косились, но не трогали. Райс написал им о четырнадцати жертвах. Конечно же меня не сложно было вычислить. Да и просто догадались, что без глаза я не просто так и явно не по собственному желанию. Но не трогали.
Один только подошел. Пожалел, наверное, сказал, что знает, где могут недорого вставить искусственный глаз.
Ха. Если бы он был мне нужен.

Яблочный Сок

главная